Вы выстоять сумели. Вы в наших сердцах

Воспоминания дочери об отце

   Дорогие ветераны, вас так мало осталось в живых. Низкий поклон и спасибо за спасенную Родину и за жизнь, что вы дали нам. Приближается славная дата – Победа в Великой Отечественной войне, которая стала самым трагическим событием в истории России. Это летопись мужества и самоотверженности жителей Советского Союза. 75 лет спустя мы остаемся единым народом. Эта война требовала от каждого сделать всё возможное и невозможное. В этой борьбе участвовал и мой отец Иван Васильевич Гузиков. Родился он в 1909 году в Луганской области, где и сейчас льется кровь за Донбасс. Родные моего папы борются за свои права и землю.

   В 1933 году семью моего отца подвергли политическим репрессиям и сослали в Пермский край на лесозаготовки. Он тогда ещё был парнем, но любил очень детей. «Парочка» чужих детей, Тоня и Федя, прилипла к нему. Родной отец бросил их. Они остались с мамой Надей. Дети уговорили её «жениться» на дяде Ване, ведь он такой хороший. Так они обрели другого папу, которого очень любили. В 1937 году родился братик Коля.
   Когда началась война, отца призвали в Армию и отправили на фронт. Служил он в разведке. Во время войны ему не раз приходилось смотреть смерти в глаза, был ранен. Осколок от ранения так и остался в нем. Он рассказывал, что бои были тяжёлые, войска часто несли большие потери, но шли только вперед. В 1943 году часть, где служил папа, готовилась к решающему бою под Прохоровкой на Курской дуге. Тогда пять разведчиков были отправлены в Прохоровку в разведку. Среди них был отец. Им надо было узнать сколько там танков и техники. Собрав информацию, трое бойцов двинулись в часть. Папа и его друг остались для прикрытия товарищей. Они залегли в огороде в картошку, но их заметила хозяйка, у которой жили немцы.
Она сообщила им, что там русские. Немцы окружили папу с товарищем, направив на них автоматы. Прозвучал приказ: «хэндэ-хох». Второй разведчик бросил свой автомат в сторону и встал, подняв руки. Папа не подчинился и открыл огонь. Но не попал ни в одного. Сзади зашёл другой немец и ударил его прикладом, он потерял сознание. Позднее папа вспоминал этого немца и говорил, что он мог меня приколоть штыком, пристрелить на месте, но не сделал этого, а взял их в плен, заставив второго разведчика тащить папу в штаб.
   Их пытали, били, допрашивали, но они ничего не сказали. Их отправили в концлагерь Кенигсберга. Пленных заставляли работать, кормили плохо. Они от истощения болели. В один из дней всех построили, и переводчик спросил, кто может работать на пилораме – шаг вперед. Товарищ папы по лагерю сказал – пойдём, иначе убьют. Папа тогда даже не видел пилораму. Но товарищ настоял на своём. Так они оказались на производстве. Быстро освоились и всему научились. Папа стал мастером пилорамы, научился точить пилы. Этим они спасли себя.
   После войны отец нашел свою семью в Курганской области. Мама к тому времени написала письмо Клименту Ворошилову с просьбой разрешить вернуться из ссылки домой и получила положительный ответ. Вскоре она вернулась в Малую Кривинку на свою родину вместе с детьми.
   Подумать только, сколько же может вынести человек горя и лишений на своих плечах. Вот и папу миновала смерть и плен не сломил. Он считал, что его сберегла лю-бовь к жене, к детям. И снова счастье в семье – отец вернулся. Все это надо было пережить.
   После войны папа трудился на пилораме в совхозе «Макушинский». В 1950 году появилась я. Папа очень хотел девочку. Они с мамой воспитали четырех детей и восемь внуков. Пролетели годы, разъехались дети, но с ним всегда была рядом его Надежда. У них были золотые руки и добрые сердца. Никогда не сидел без дела, Иван Васильевич обслуживал пилорамы и всегда был среди людей. Он ободрял нас светом своих глаз, согревал теплом, поддерживал своей верной рукой. Милый мой папа.

Валентина АСТАПЕНКО.

Комментарии

Все новости рубрики 75-летие Победы