Недетские рассказы о войне

Серия публикаций

   Ни одна война не обходилась без жертв, всегда несла горе и страдания, обрекала детей на сиротство. Масштабной и разрушительной была Великая Отечественная война. Сегодня мы публикуем воспоминания Раисы Стефановны Евдокимовой из Моршихи. Её семья во время войны находилась на оккупированной немцами территории.

   – Наша станция Кантемировка в ходе летнего наступления 1942 года была захвачена немцами. В этот период мне было шесть с половиной лет. Но у меня в памяти до сих пор остались страшные воспоминания. Наша семья перенесла страх, голод, холод и все тяготы оккупации. Отец ушел на фронт в июне 1941 года, но по болезни был комиссован.
   Помню, как немцы изымали все продукты, даже то, что росло в огородах. К августу у нас уже выкопали всю картошку. В нашу деревенскую избу поселили немецкого офицера. Домик был старый, с низкими оконцами. Рядом была немецкая кухня. Мы голодали, жили в сарае и прятались в погребе. Нас было четверо, мы чувствовали запахи кухни, но немцы нам никогда не давали еду. Однажды мой братишка, а ему было десять лет, увидел, как немецкий офицер положил револьвер. Он изловчился и через окно залез за ним. Но тут его схватила сильная рука фрица. Он за руку вытащил брата на улицу. Я это увидела и закричала не своим голосом. На крик прибежала бабушка. Она кинулась защищать внука и закричала: «Убей меня, а внука не трогай!».
   Немец направил револьвер вначале на брата, а затем на меня. И не знаю, почему он вдруг опустил револьвер. И мы остались живы. В то время в нашей деревне были не только немцы, но и итальянцы. Я была юркая и подвижная девочка. Итальянцы брали меня с собой на добычу лягушек, которые жили в колодцах. Обмотав меня веревкой, они опускали в колодец за лягушками. Я их ловила и клала за пазуху. Из этих лягушек они варили еду. И нам тоже перепадало. А иногда они давали и шоколадку.
   А еще я помню случай, как-то в конце ноября мы с мамой и бабушкой забрали военнопленных, которые были истощены и не могли двигаться. Мы их кормили тем, что ели сами: сушеные травы, щавель, морковь, лук, из этого варили похлебку. Шесть месяцев мы находились в оккупации. Это было страшное время. Наша семья была большая: папа, мама, дедушка, две бабушки и четверо детей.
   Позже, когда уже училась в школе, я узнала, что на территории Кантемировки было три концлагеря, в которых были замучены около двух тысяч военнопленных. Я окончила десять классов и поступила в сельскохозяйственный Ставропольский институт на агрономический факультет. А в 1961 году была направлена в Курганскую область, Макушинский район, в Сетовное. Десять лет проработала агрономом в колхозе имени Куйбышева. В 1971 году переведена в совхоз «Пионер» тоже главным агрономом. Пришлось поработать и председателем колхоза имени Энгельса, и председателем сельсовета, и секретарем парткома.
   Сейчас Раиса Стефановна живет в Моршихе, в небольшом уютном домике. Несмотря на возраст, а ей 84 года, в ее глазах по-прежнему горит огонек и голос звонкий. Вот только ноги болят, ходить не может. Четверо детей её часто навещают. А дочь Людмила живет здесь же, в селе. Она во всем помогает и заботится о пожилой матери, пережившей многое.

Галина ШАДРИНА,
председатель
райсовета ветеранов.

Комментарии

Все новости рубрики 75-летие Победы