Недетские рассказы о войне

Серия публикаций

   Война оставила свой след в каждой семье. На фронт уходили отцы, мужья и братья. Они получали ранения, гибли, пропадали без вести. Много выстрадали и те, кто находился на оккупированной немцами территории. Все это пережил Александр Буракевич. Мы встретились с Александром Петровичем и попросили рассказать о своём военном детстве.

   – Когда началась Великая Отечественная война, мне было четыре года. Жили мы в Белорусии, Гомельской области, Туровского района, деревне Хлупин (ныне Житковичского). Там живописные места. Есть озеро, недалеко река Припять, кругом сосновый бор. У нас был свой большой дом и яблоневый сад. В семье было трое детей. Жили скромно, но дружно. Папу звали Петр Иванович, маму Елена Александровна, старшего брата Михаил, среднего Василий. До войны отец работал в колхозе бригадиром.
   Помню, как в августе 1941 года над деревней закружили немецкие самолеты, начали бомбить. Мужчины ушли в лес, в партизаны. Мы тоже там прятались от бомбежки. Однажды я видел, как с самолета сбрасывали бомбы. После налета немцев, через некоторое время, папа взял меня за руку, и мы с ним пошли в деревню, когда оказались там, то предстала страшная картина: от нашей деревни мало что осталось. Кругом выжженная земля, воронки и обгоревшие стены домов. Эта картина стоит перед глазами и сейчас. Я не могу забыть прошлое.
   А когда подошли к нашему дому, увидели, что сгорели даже яблони, папа подал мне печеное яблоко и я его съел. Люди не знали, что делать и куда податься. Мы ушли в лес. Односельчане, у кого уцелели дома, остались жить в деревне. В лесу мы сделали шалаш, в нем и жили. Голодно было, холодно. Зимой постоянно горел костер, родители обогревали нас. Родители со старшими братьями ходили по близлежащим селам и просили продукты. Люди, хоть и сами жили бедно и недоедали, но делились чем могли. Летом мы собирали ягоды. Местность там болотистая, было много клюквы. Мы собирали и сушили травы, щавель. В лесах, неподалеку от нашего шалаша, жили партизаны. Мы очень боялись прихода немцев. Помню, как-то послышался голос: «Немцы! Немцы!». Мы побежали прятаться в лес. А после возвращения в шалаш обнаружили пропажу продуктов. Такие люди забирали последнее.
   А в деревне жили немцы. Из разрушенных домов они делали блиндажи и землянки. И те, у кого уцелели дома, тоже вернулись в деревню. Бывало, отец уходил из леса. Возможно, выполнял задания партизан. А однажды он наткнулся на полицаев, чтобы его не обнаружили, он попал в болото. Там он простоял долго. Простудился и заболел. В ту пору свирепствовал тиф. Немного полежал и умер. Было это весной, перед освобождением села.
   Весной 1944 года наша деревня была освобождена. Нам выделили землянку, там мы и жили с мамой и братьями. Мы собирали травы, ловили рыбу, из щавеля варили борщ.
   Жизнь понемногу стала на- лаживаться. Стали засевать поля, садить картошку и овощи. Мама и старшие братья Михаил и Василий стали работать в колхозе. Мама работала на разных работах, Михаил конюхом, а Василий пас коров. Была восстановлена и школа. Позднее построили новую школу, где учился и я. В то время электричества не было, зажигали лампу. Не знаю, где брали тетради, но мы писали в тетрадях. Директор школы фронтовик Федор Селеончик всегда выглядел бравым. Учителя относились к нам доброжелательно, да и я был прилежным учеником. Семь классов я окончил с отличием и поступил в
техникум механизации и электрификации сельского хозяйства в Гомельской области. Помощи от мамы не было и я недоучился.
   Вернулся домой, помогал братьям. Как-то раз в деревню привезли кино. Киномеханик увидел меня и взял к себе помощником, где я работал до призыва в Армию. Служил в Ленинградской и Мурманской областях. В мае 1960 года был демобилизован, поехал по комсомольской путевке на поднятие целины в Казахстан. Затем Петропавловским обкомом комсомола был направлен в сельскохозяйственное училище на курсы трактористов. Как-то нас направили на уборку урожая в деревню Яковлевка. Туда же прибыли девчата. В клубе я познакомился с красивой статной девушкой Зоей. Мы поженились. Она была из Макушинского района. Мы переехали к родителям и стали работать на Кировском отделении совхоза «Пионер». Здесь прожили мы с Зоей Максимовной пятьдесят восемь лет, воспитали троих сыновей.
   Тридцать пять лет Александр Петрович отдал земледелию. Весной трудился на пахоте, осенью садился за штурвал комбайна, зимой работал в животноводстве, подвозил корма, воду. Александр Петрович завсегда был участником социалистических соревнований не только в совхозе, но и в районе и области. Было время, когда он был бригадиром тракторной бригады, управляющим отделения. Но сетует Александр Петрович на то, что не получил звание ветерана труда. Александр Петрович живет там же, но теперь не в Кировке, а после переименования в Новой роще. Жалеет он, что остался один, без супруги, нет уже Зои Максимовны, за которой ухаживал до последнего дня ее жизни. Его часто навещает сын, пятеро внучек и внук с девятью правнуками.
   Слушая Александра Петровича, понимаешь, сколько пришлось пережить людям в послевоенное время. Сколько всего они вынесли, чтобы жить с уверенностью в завтрашнем дне без страха за себя и близких.

Галина ШАДРИНА,
председатель
райсовета ветеранов.

Комментарии

Все новости рубрики 75-летие Победы